Недобросовестные должники. Недобросовестный заемщик - ООО “Стройтехносервис”. Единый Федеральный Реестр Сведений о Банкротах

Елена Третьякова

Время на чтение: 1 минута

А А

В статье описаны методы работы банков с недобросовестными заемщиками. Разобраны этапы взаимоотношений заемщика с банком в период недобросовестного исполнения клиентом своих обязанностей по кредитному договору.

В каждом кредитном учреждении разработаны особые критерии, по которым можно классифицировать заемщика как проблемного, но тут возникает задача: какие могут быть последствия для заемщика и банка по результатам проведения данной классификации? Кроме того, кредитному учреждению важно определить, в какой ситуации ему следует применять внесудебный или судебный порядок преодоления проблемной задолженности, что особенно важно в осознании последствий нарушения заемщиком своих кредитных обязательств перед банками.

Недобросовестные заемщики были и будут во всех банках, а в период кризиса или иных проблемных экономических ситуациях их количество и интенсивность появления и роста просроченной задолженности растет в геометрической прогрессии. В каждом банке существует свой набор методических приемов по работе с проблемной задолженностью, а в некоторых кредитных учреждениях формируются отдельные специализированные подразделения, которые отвечают за работу с недобросовестными, проблемными и неблагонадежными клиентами.

Когда ситуация по кредиту ухудчается

К сожалению, не все заемщики способны адекватно оценивать качество выполненных им обязательств перед банком. С точки зрения кредитного учреждения разовое нарушение срока уплаты ежемесячного платежа на несколько дней не делает возможность кредитования такого заемщика очень рискованным. Но если такая ситуация повторяется каждый месяц, то банк просто вынужден пересмотреть качество обслуживания долга своего заемщика и, как результат, начислять дополнительные резервы в форме штрафов.

Именно на этом этапе и начинаются негативные взаимоотношения банка и клиента. На первых порах увеличивается количество внепланового контроля бизнеса и дополнительного залогового обеспечения. Кроме того, менеджеры банков не исключают возможность проведения некоторых корректировок условий кредитного договора для заемщика. Корректировки могут касаться повышения процентной ставки по займу (если это возможно по условиями договора) или внесение в залог дополнительного обеспечения. А возможность оформления в будущем нового кредита такому клиенту вообще становиться под большим вопросом.

Любому клиенту не всегда понятны, да и не всегда волнуют личные проблемы кредитного учреждения, зачастую он искренне не может понять недовольства кредитного менеджера по причине его очередного (тем более долгосрочного) опоздания с ежемесячным платежом. Но это еще только половина всей беды. Когда дело касается срока выполнения дополнительных условий, указанных в кредитных договорах мелким шрифтом, случаи не исполнения встречаются все чаще, тем более что финансовая ответственность за невыполнение подобного рода условий предусмотрены не всегда.

Нет, они несут как административную, так и уголовную ответственность.

В законе действует понятие фиктивного банкротства — должник подает заявление на банкротство, не зная, что этой процедуры можно избежать. При этом он понесет уголовную ответственность за непреднамеренное фиктивное банкротство.

За фиктивное банкротство должник несет административную ответственность в размере от 1 до 3 тысяч рублей штрафа.
Если кредиторы понесли ущерб более одного миллиона пятисот тысяч рублей, то это считается крупным ущербом, за который предусмотрена уже уголовная ответственность. Наказание по ст. 197 Уголовного кодекса будет от штрафа на 300 000 рублей максимум, до лишения свободы на срок до 6 лет. При этом недобросовестный заемщик уплачивает штраф до 80 000 рублей.
Преднамеренное банкротство отличается от фиктивного наличием заведомых действий или бездействия, которые приведут в итоге к банкротству. При фиктивном банкротстве должник только объявляет об этом публично. Преднамеренным банкротом должник становится, когда создает условия, при которых его платежеспособность снижается, таким образом, у заемщика нет шансов расплатиться по долгам.
За преднамеренное банкротство уголовная ответственность такая же, как при фиктивном банкротстве, то есть зависит от суммы ущерба.

Ответственность возникает за совершение следующих неправомерных действий при банкротстве:
1. Должник скрывает, уничтожает или незаконно отчуждает имущество или имущественные права. В данном случае максимальное наказание при уголовной ответственности будет лишение свободы на срок до 3 лет, при административной на недобросовестного заемщика наложат штраф до 5000 рублей.
2. Должник погашает задолженность по кредиту перед одним кредитором, не считаясь с интересами других по реестру требований. Минимальная административная ответственность за такое неправомерное действие — штраф до 5000 рублей, либо же недобросовестный заемщик лишится свободы до 1 года, если своими действиями он причинил ущерб на сумму более 1,5 миллиона рублей.
3. Недобросовестных заемщиков ждет уголовная ответственность в виде лишения свободы на срок до 3 лет, если тот препятствовал действиям финансового управляющего, в результате был понесен ущерб более 1,5 рублей.
Обращаем внимание, что фиктивное банкротство — частая схема при уходе от уплаты налогов.

Банку удается решить вопрос проблемной задолженности чаще всего тогда, когда сам заемщик настроен позитивно. Угрозы или судебные тяжбы редко приводят к положительному результату.

Недобросовестных заемщиков - как частных лиц, так и юридических - можно разделить на два вида: тех, кто не может вернуть долг по объективным причинам, и тех, кто этого в принципе делать не собирается.

В процессе переговоров, с которых начинается работа с проблемной задолженностью, необходимо выяснить, какую позицию занял клиент. Допустим, предприятие честно признается, что испытывает временные финансовые трудности (к примеру, сезонный спад продаж, остановка производства из-за неисправности оборудования) или же частный заемщик сообщает, что потерял работу и активно ищет новую. Должник не пытается увильнуть от своих обязательств, просто ему нужно время, чтобы решить свои проблемы.

В том случае, когда клиент настроен агрессивно, не идет на мирные переговоры либо кредитору вообще не удается связаться с ним ни по одному из указанных при получении ссуды телефону, скорее всего заемщик изначально не собирался расплачиваться.

Дружелюбный компромисс

Если банк имеет дело с «объективным» недобросовестным заемщиком, можно считать, что кредитору повезло: шансы довольно хорошие. Правда, успех во многом зависит от поведения самого финансового института. Он может пойти навстречу должнику, реструктуризировать задолженность, изменив срок погашения ссуды, и предоставить клиенту «льготный период» - дать время на то, чтобы справиться с возникшими трудностями, в течение которого не будут начисляться штрафные пени. Другой вариант - не делать никаких уступок и требовать немедленного погашения всей суммы долга.

Первая стратегия чаще всего оказывается более эффективной. По мнению гендиректора компании «Русбизнесактив» (специализируется на возврате проблемных долгов) Сергея Рахманина, в большинстве случаев банки не добиваются возврата ссуды именно потому, что не желают идти навстречу проштрафившемуся клиенту. «Откровенных мошенников среди недобросовестных заемщиков не более 10%, - говорит Сергей Рахманин, - с остальными обычно вопрос можно решить мирным путем. Однако менеджмент банка зачастую не желает вникать в проблемы клиента, идти на уступки, реструктуризировать задолженность».

В итоге возникает конфликт, и если клиент не находит средств расплатиться сразу, финансовому институту ничего не остается, как подать иск в суд. По словам участников рынка, выиграть дело банку не составит труда. Однако с исполнением судебного решения возникают серьезные проблемы.

Дело в том, что заемщик, убедившись, что кредитор не пойдет ему навстречу, начинает готовиться к «схватке». Компания обычно успевает вывести активы, к примеру, оформить их на ООО «Минус» вместо ООО «Плюс», и обнулить счета. Даже если предприятие не располагает грамотными специалистами в этой области, оно привлечет консультантов. Частный клиент в свою очередь может оформить принадлежащее ему имущество (квартиру, машину) на родственников или друзей.

Когда судебные приставы придут накладывать арест на имущество, окажется, что у должника нет никакой собственности и взять с него нечего. Кроме того, конфискаторов можно просто-напросто подкупить и они «не заметят» ликвидного товара, принадлежащего заемщику.

Конечно, если банк выдавал ссуду под залог, шансы взыскать задолженность возрастают. «Но, как показывает практика, обеспечение - это далеко не панацея, - комментирует Сергей Рахманин, - к примеру, стоимость недвижимости может быть изначально существенно завышена: ее оценку проводят независимые эксперты, которые нередко вступают в сговор с заемщиком». Если же в качестве залога выступает оборудование, расходы по его демонтажу могут превысить сумму долга.

По оценкам экспертов, кредиторы, которые не смогли решить проблему просрочки во внесудебном порядке, терпят фиаско в 70-80% случаев. С оставшихся 20-30% должников все же удается взыскать хотя бы часть долга. «Это происходит лишь при благоприятном расположении звезд, - пошутил один банкир, - у заемщика оказываются активы, стоимость которых достаточна для погашения, а банку удается добиться, чтобы судебные приставы наложили на них арест».

Другой собеседник поделился, что эффективная работа приставов стоит довольно дорого. Так что рассчитывать на полное возмещение выданной ссуды здесь в любом случае не приходится. Зачастую используется следующая схема: за определенное вознаграждение приставы продают арестованное имущество банку за бесценок, а тот получает доход от его реализации. «Однако аппетиты судебных исполнителей порой не имеют границ, и еще не известно, стоит ли соглашаться на подобную схему», - отметил эксперт.

Поэтому лучший вариант для банка - решать проблему мирным путем. «Дружелюбный компромисс с позиции силы - самый действенный способ для кредитора, - говорит гендиректор кредитного брокера «Стина Холдинг» Станислав Соломка. - Лучше пойти на уступки, потеряв незначительную сумму денег, чем рисковать половиной или даже всей суммой ссуды».

Срочная угроза

Если же сам заемщик не настроен на мирные переговоры, то здесь из законных внесудебных методов взыскания возможна лишь жесткая психологическая атака. И если недобросовестный клиент при получении кредита предоставил банку какие-либо ложные сведения о себе (к примеру, предприятие исказило информацию о своем финансовом состоянии или частный клиент подделал справку о доходах), то у кредитора появляется козырь. Он может сообщить должнику, что, если тот не расплатится, против него будет возбуждено уголовное дело по факту незаконного получения кредита юрлицом или мошенничества частным клиентом. «Даже ложные сведения в анкете, которую заполняет заемщик при получении экспресс-ссуды в магазине, могут стать одним из поводов для возбуждения против него уголовного дела, - комментирует адвокат Нина Еременко (специализируется на решении подобных споров), - ведь он заверяет подписью все данные, которые предоставил».

По словам Нины Еременко, поскольку для индивидуального предпринимателя или руководства компании, получивших кредит незаконно, максимальное наказание составляет 5 лет лишения свободы, а для частного лица, уличенного в мошенничестве, - 10 лет, у недобросовестных заемщиков будут веские обстоятельства одуматься и вернуть деньги. «Обратиться в правоохранительные органы намного эффективнее, чем подавать иск в суд, - соглашается Станислав Соломка, - если должник испугается и вернет деньги, заявление можно отозвать». Однако в действительности кредитору абсолютно невыгодно сажать заемщика в тюрьму: ведь в этом случае он уж точно ничего не вернет, так что банк сможет получить лишь моральное удовлетворение.

Если же при получении ссуды клиент не допустил никаких огрехов, то есть уличить его не в чем, вероятность возврата долга крайне невелика. «Парадокс заключается в том, что в России можно задолжать банкам миллионы, жить в коттедже, оформленном на родственников, ездить на дорогих машинах, зарегистрированных на друзей, питаться в лучших ресторанах, а кредиторы при этом будут оберегать вас, чтобы вы смогли вернуть хоть часть долга», - восклицает Сергей Рахманин.

Но, по мнению другого собеседника «Ф.», такая идиллия закончится довольно быстро: даже ангельскому терпению есть предел, и на нерадивого клиента можно воздействовать методами, которые не вписываются в рамки закона.

Фото с сайта bankrot24.com

Все чаще должники идут банкротиться, чтобы не выплачивать долги банкам, отмечают эксперты "Право.ru". Суды по возможности пытаются пресекать такие злоупотребления со стороны граждан, но параллельно возникает другая проблема: как правильно определить недобросовестность должников. На примере предпринимателя из Алтайского села это продемонстрировала Экономколлегия Верховного суда . Эксперты издания дали свои советы бизнесменам, которые собираются банкротиться.

Неудачливый бизнесмен

Недобросовестные должники все чаще используют механизм банкротства, дабы не выплачивать долги банкам, говорит Юлия Литовцева, руководитель практики банкротства и антикризисной защиты бизнеса : "Кредитные организации даже к ЦБ из-за этой проблемы". Похожая история произошла и у индивидуального предпринимателя Евгения Кононова из села Быстрый Исток Алтайского края. Он задолжал ВТБ-24 и "Альфа-Банку" в общей сложности 1,4 млн руб. Арбитражные суды признали должника банкротом по его собственному заявлению, но не освободили от исполнения обязательств (дело № А03-23386/2015). Все три инстанции посчитали, что Кононов вел себя недобросовестно: не передал в конкурсную массу свою зарплату, не раскрыл причины несостоятельности, а во время банкротства и вовсе не работал.

Сам предприниматель уверял обратное. Он настаивал, что вел себя добросовестно, поэтому суды должны были освободить его от исполнения обязательств. Кононов объяснял, что потерял работу вскоре после того, как подал заявление о банкротстве. Его работодатель - ООО "Лечебно-диагностический центр" заявил, что "не желает иметь в штате гражданина-банкрота". Свою последнюю зарплату, 14 950 руб., он потратил на расходы по делу о несостоятельности, утверждал Кононов. Бизнесмен, по его собственным словам, обращался в центр по трудоустройству сразу после увольнения, а все это время жил на пенсию родителей. Свое банкротство заявитель объяснил невозможностью выплатить кредиты после потери работы. Указав на все эти обстоятельства, Кононов обжаловал решения нижестоящих инстанций в Верховный суд. На заседание в ВС ни одна из сторон не явилась. "Тройка" под председательством Дениса Капкаева , посовещавшись, решила рассмотреть дело, так как все участники спора были извещены заранее о времене заседания. В итоге судьи ВС постановили все акты нижестоящих судов отменить, а Кононова освободить от исполнения обязательств. Таким образом, предпринимателю не придется выплачивать долг банкам.

"Если в деле о несостоятельности будут установлены признаки преднамеренного или фиктивного банкротства либо иные злоупотребления и проявление недобросовестности в ущерб кредиторам (принятие на себя заведомо неисполнимых обязательств, предоставление банку заведомо ложных сведений при получении кредита, сокрытие или умышленное уничтожение имущества, вывод активов, неисполнение указаний суда о предоставлении информации и т. п.), суд может не освобождать должника от исполнения обязательств".

Эксперты "Право.ru": "Недобросовестность - это "бездонный колодец"

В подобных делах значительную роль играет то, какие нарушения предпринимателя суд оценит как существенные, полагает Литовцева . Юрист говорит, что к банкротным спорам с участием граждан на практике применяются более низкие стандарты доказывания. Вместе с тем подобный патерналистский подход судов может привести к тому, что вырастет число злоупотреблений со стороны должников.

Татьяна Светлова, старший юрист юридической фирмы , отмечает, что по общему правилу злоупотреблениями со стороны гражданина в таких разбирательствах обычно считается: 1) Принятие на себя заведомо неисполнимых обязательств. 2) Уничтожение или сокрытие имущества. 3) Заключение сделок с целью вывода активов. Другими недобросовестными действиями считаются: 1) Непринятие мер, которые направлены на погашение задолженности. 2) Непредставление либо предоставление недостоверных сведений финансовому управляющему, кредиторам или суду. 3) Неучастие в процедуре реализации имущества, неисполнение судебных актов. Во избежание негативных последствий юрист советует бизнесменам принимать активное участие в процедуре банкротства: в короткие сроки отвечать на запросы управляющего, вовремя предавать ему все требуемые документы, участвовать в судебных заседаниях и реализации имущества, а также пытаться погасить долг.

Все, что касается установления недобросовестности, является "бездонным колодцем", констатирует юрист Кирилл Коршунов : "Сложно описать все возможные варианты такого поведения". Эксперт приводит наиболее распространенные примеры из практики: должник продает машину компании, которую возглавляет его родственник. Еще один вариант - заключить брачный договор, Но есть и экзотические виды недобросовестного поведения, говорит Коршунов . Один должник продал ценное имущество, а вырученные деньги (более 18 млн руб.) проиграл в казино (дело № А05-8500/2009). Чтобы избежать обвинений в недобросовестности, предпринимателю надо доказать реальность всех сделок и их рыночные условия, предупреждает юрист: "Иначе кредиторы могут усомниться в этих операциях".

Адвокат, партнер КА Павел Хлюстов, видит в обсуждаемой теме еще одну проблему, которая связана с менталитетом судей: "Многим служителям Фемиды трудно взять на себя ответственность и списать долги с гражданина, поскольку, по их мнению, это несправедливо". Суды пытаются выработать крайне высокий стандарт добросовестности должника и поставить ему в упрек любую оплошность, считает эксперт. По мнению Хлюстова , определяя добросовестность должника, судьи должны исходить из разумного поведения рядового предпринимателя: "Не надо считать этих людей финансовыми гуру, которые должны были просчитать возможное ухудшение своего положения на несколько лет вперед".

Илья Ильин, юрист "ЕслиБанкрот.рф", соглашается с коллегами и признает, что банки не желают терять финансовые активы: "Они пытаются искать лазейки и бреши в законодательстве о банкротстве". Вместе с тем Арбитражные суды из-за своей огромной загруженности вынуждены в некотором смысле "подыгрывать" кредитным организациям, считает эксперт. Но главная проблема - неоднозначность таких понятий, как "незаконность действия должника" и "злостное уклонение от исполнения обязательств". Указанную проблему может решить разъяснение ВС, которые определит четкие границы упомянутых терминов, резюмирует Ильин .

СМИ широко осветили инцидент с участием «Смоленского Банка» . Группа его заемщиков , не желающих выплачивать полученный в банке кредит , инициировала против предпринимателя Сергея Салия возбуждение уголовного дела и добилась его ареста – они обвиняют его в разработке мошеннической схемы , в результате которой он , при участии банка , стал собственником и выбросил их из принадлежащих им квартир на улицу .

На поверку , однако , выясняется , что пресловутая «схема» является ни чем иным , как совершенно законным и
широко распространенным
во всем
мире ломбардным
кредитом . А вот изучение реальных историй этих заемщиков свидетельствует о том , что , получая кредит , они с самого начала и не собирались гасить его .

Возглавляет эту группу недобросовестных заемщиков «Смоленского Банка» Евгений Романов . Молодой человек , сейчас ему 27 лет . В 2009 году получил в подарок от родителей квартиру , но не прописался в ней , не переехал туда жить , живет по —прежнему с родителями . А , используя эту квартиру , решил заработать на ней денег . И не путем банальной сдачи ее в аренду – решил , что нашел путь и получше , и повыгоднее – и деньги сразу , и сумма немалая .

Тогда же , в 2009 году он пришел в «Смоленский Банк» и под эту квартиру по ломбардной ипотеке получил кредит в размере 4 млн . рублей . Говорил , что хочет приобрести на эти деньги автомойку на одной из наиболее бойких магистралей в Москве . Однако на полученные деньги не купил ни эту автомойку , ни какой —либо другой бизнес . Как потратил эти деньги – неизвестно , судя по всему , просто прогулял .

Что ж , как говорится , «дело молодое» , да и полное право он имел использовать полученный кредит по своему усмотрению – ведь кредит был несвязанный . Но вот что должен был сделать Евгений Романов – это оплачивать кредит , а вот этого —то он как раз делать и не собирался .

Банк неоднократно направлял Романову требования о необходимости погашения кредита , под которыми тот даже подписывался – но вот кредит гасить так и не начал . В конце концов , банку пришлось обратиться в суд – Романов на него не явился .

Суд вынес решение об обязанности Романова погасить кредит , но воз и ныне там – никаких выплат Евгений Романов , по —прежнему , не производит . Вместо этого , он развернул массированную информационную кампанию против банка и Сергея Салия . В блогосфере и на популярных интернет —форумах Романов , предоставивший при получении кредита ложные сведения о своем бизнесе и не плативший по кредиту (т .е ., смошенничав ), начал обвинять «Смоленский банк» и Сергея Салия… в мошенничестве , чем привлек внимание СМИ – тема —то весьма «сладкая» : «Алчные банкиры превращают москвичей в бомжей» .

Многие СМИ купились на эту клевету и растиражировали ее . Уже на этом фоне , Романову удалось собрать недобросовестных заемщиков в контролируемую им группу , и организовать от их имени вал жалоб и заявлений во всевозможные государственные инстанции . И вот он добился своего – против предпринимателя Сергея Салия возбуждено уголовное дело .

Большую активность в «группе Романова» проявляет , в частности , Оксана Варламова , дама бальзаковского возраста , также получившая кредит в «Смоленском Банке» по программе ломбардной ипотеки в размере 80 тысяч долларов . На эти деньги госпожа Варламова собиралась открыть собственный бизнес совместно с сердечным другом – уроженцем Украины , много моложе ее . Только вот бизнес так и не начался – получив от нее эту немаленькую сумму , сердечный друг испарился в неизвестном направлении – по предположению самой Варламовой , вернулся к себе на Родину .

По взятому кредиту Оксана Варламова успела произвести всего один платеж , после чего выплаты прекратила . В суд на сердечного друга она так и не подала , а вместо этого начала обвинять Сергея Салия и банк в том , что они мошенническим образом отняли у нее квартиру .

Интересно , а сердечный друг с прихваченными деньгами тоже исчез по наущению Салия и банка ? И Салия , на пару со «Смоленским банком» , виноваты , что столь трагикомически закончился любовный эпизод в жизни Варламовой , видимо , никогда не слышавшей о своей предшественнице – мадам Грицацуевой ?

А вот Яна Полонина , также через ломбардную ипотеку получившая в «Смоленском банке» кредит в 100 тысяч долларов . А затем , уже со своим милым другом , на 8 лет моложе ее , закатившаяся в казино , где , видимо , решила приумножить неожиданно свалившийся на нее капитал . Впрочем , в казино «все было как обычно» — к утру у нее осталось всего 3 тысячи долларов . И тогда она отправилась в банк – скандалить , что ее все обманули . А когда это не помогло , начала строчить жалобы .

Активничает против Салия и «Смоленского банка» и Юлия Гореликова , работавшая до 2009 года продавцом , потерявшая тогда работу и именно в кризис тоже решившая заняться бизнесом . Финансовых средств для этого экс —продавец Юлия Гореликова не имела , и решила для получения «подъемных» заложить свое единственное жилье , в котором и проживала . Пройдясь по банкам и поняв , что никто под прямой залог такого жилья ей кредит не даст , Гореликова пришла к Сергею Салия и продала ему квартиру (как и все , кто участвовал в этой программе — с правом выкупа и проживания в ней ). В уплату за квартиру Гореликова , также на общих основаниях с остальными участниками программы , получила от Салия вексель , под который и взяла кредит в размере несколько более 50 тысяч долларов .

На эти деньги госпожа Гореликова открыла салон красоты , и даже произвела два первых платежа по кредиту . Но предпринимателем Юлия оказалось никудышным , и ее салон красоты быстро прогорел . Гореликова прекратила выплаты по кредиту , и , несмотря на неоднократные напоминания сотрудников банка , с тех пор ни одного платежа не так и не сделала . Не попросила банк и о реструктуризации кредита , о снижении процентной ставки . И даже не устроилась на работу .

В конце концов , банку пришлось подать на Гореликову в суд , в который она приходила в помятом и не совсем трезвом виде – и заявляла , что ее умышленно ввели в заблуждение , и она не знала , что ей придется выплачивать кредит , и сейчас ее выбрасывают из принадлежащей ей квартиры .

Из квартиры ее никто не выбрасывал , и по сей день Гореликова в ней проживает . Но , несмотря на решение суда , по кредиту она так и не платит . И вот — чтобы и не платить , и вернуть квартиру в свою собственность , сейчас Юлия Гореликова пишет жалобы во всевозможные инстанции .

Есть среди недобросовестных заемщиков «Смоленского банка» и откровенно уголовные персонажи . И именно они наиболее близки к «дирижерам» организованной группы неплательщиков по кредитам – Евгению Романову и Андрею Рудневу .

Татьяна Шканаева была собственником квартиры , совместно с дочерью , в равных долях . Желая получить кредит , Шканаева пришла к Салия с документами на эту квартиру , а за свою дочь выдала свою знакомую , внешне на эту дочь похожую . Ничего не подозревающий Салия , купил у мошенницы Шканаевой эту квартиру (разумеется , с правом последующего выкупа и проживания в ней ) за вексель «Смоленского Банка» , по которому она и получила кредит в размере 58 тысяч долларов . Излишне говорить , что никаких платежей по кредиту Шканаева не производила .

Затем дочь Татьяны Шканаевой подала в суд с требованием признать заключенную между ее матерью и Салия сделку недействительной , так как она должна была участвовать в сделке , но не участвовала . Суд встал на сторону дочери Шканаевой и вернул ей право собственности на ½ квартиры . Салия , понеся крупный материальный ущерб , и поняв , что стал жертвой мошенницы , в свою очередь , обратился в правоохранительные органы . В результате , против Татьяны Шканаевой было возбуждено уголовной дело и состоялся суд , решением которого она получила 3 года условно (условно потому что у нее на иждивении находится другая , несовершеннолетняя дочь , судья пожалел подсудимую ). А теперь Шканаева , вместо того , чтобы радоваться , что осталась на свободе , и начать выплачивать кредит , поливает Салия и «Смоленский банк» грязью , с целью возвращения своей доли в квартире без погашения кредита .

Вот такие разные истории , но что их объединяет все эти люди так или иначе не хотят выплачивать взятый кредит и стремятся вернуть себе при этом законно проданные квартиры . То есть , по сути незаконно нажиться за счет Сергея Салия и «Смоленского Банка» .

Что ими руководит , понятно стремление к незаконной наживе .

Но вот чем руководствуется следствие , возбудившее уголовное дело и даже арестовавшее легально работающего предпринимателя Сергея Салия на основании заявлений таких людей совершенно неясно . Да еще в условиях , когда прокуратура не нашла состава преступления в его действиях и сочла излишней применение любой меры пресечения .

Но и эта тайна , думается , рано или поздно будет раскрыта .

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: